421fe297

Белаш Александр - Доцент Чайкин



Александр Белаш (Hочной Ветер)
Доцент Чайкин
Любовница ректора - Змея-В-Шоколаде, зав.кафедрой
неорганической химии и зам. по изданию научных работ. Экзамены
через нее сдаются просто - полторы тыщи на стол или в СКВ по
курсу, и гуляй, Вася. У кого денег нет - те учат, у кого есть -
платят, будто ум можно купить, а потом они нас лечить будут. А
может, и не нас - когда я к Змее заглянул, с ней там два бритых
жвачных говорили:
- Деньги взяла, да? а пацана не зачислила, да? на счетчик
поставим, ваще. У пацана уже место забито в спецполиклинике, в
Москве, чтоб он там сидел, ясно?
Здоровья тем спецпациентам, и побольше, чтоб выжить под
опекой такого пацана. Я обошел сопящих буйволов:
- Вероника Арнольдовна, здрасьте, извините..
- Вы кто?! - она шарахнулась в кресле.
- Я по поводу краснухи.. Моя статья..
Тут закурлыкал телефон, Змея цапнула трубку:
- Але? Балтимор?! Сереженька, ты!? ой, здравствуй! Хав дуй
ду? как - в тюрьму? почему? какое золото? залог тридцать тысяч? а
может, лучше сдернешь в Канаду, пока я деньги найду?..
Храм науки.. Я поклонился быкам и задним ходом вышел из
святилища. Hадо ехать к Чайкину; может, он в курсе, как там
поживает моя статья. Hочью поезд, а надо еще шефу аспирантуры
коньяк поставить.
Доцент Чайкин, инфекционист, приехал в институт из какой-то
Гвинеи. Он там врачевал среди племен аткуда и аттуда (еще там были
и хирург, и терапевт - по штуке на всю страну); президент, сержант
Джу Тараканьо, ему именной АК подарил. А еще Чайкин воевал с
колдунами-ндуками, насылавшими засуху, падеж скота и женское
бесплодие; ему ядовитых змей в постель подкидывали, смертный
корень в пищу подсыпали - ничего его не брало, ни дизентерия, ни
малярия; Чайкин сам себе в бреду капельницы ставил. Колдуны
отступились и признали, что самый могучий ндука - это он, Чайкин,
а на прощанье в аэропорту вручили ему амулет - крокодилье
естество, гвоздем проткнутое, знак одоления природы разумом.
- О, привет! - светло и радостно встретил меня Чайкин в
психбольной пижаме. - А поедем на дачу, яблок дам, вина
домашнего! И помидоров завал - у тебя ведро есть?
Ведро он мне одолжил свое - и как был, в пижаме, пошел со
мной в гараж. Его ЛуАЗ по-прежнему просил пулю в ухо - даже
сильней, чем в прошлом году. Куда-то пропали стекла из дверц, а в
целости машину держали проволочные стяжки, и дно не было сплошным.
- Садись! - Чайкин сплел пальцами торчащие проводки; ЛуАЗ
затрясло. - Хорошо, что ты вовремя приехал! а то я собрался - как
картошку вырою - в Давосе лекции читать, в Швейцарии. Меня там
ждут.
До Базарной (быв.Героев Труда) площади мы говорили о
тропических глистах и язвах; мне никак не удавалось переключить
Чайкина на затерявшуюся статью. Потом он вспомнил о своей сестре:
- Она вышла замуж за хохла - с дальнего хутора, где по-русски
не знают и едят одно сало. Он выучился на офицера и развелся с
ней. А ее в виде неполной семьи в Израиль не берут! звоню ему -
сколько ты хочешь тут работать вышибалой? тут же они свелись,
въехали и разбежались. Теперь он там майор, а она выходит за
араба! Капочка пишет, что Камаль хочет окрестить ее девочку в
мусульманскую веру; вся семья в ужасе!
При повороте на узенькую Золотарскую (быв.Краснопутейскую)
ЛуАЗ раскашлялся и поехал рывками, издыхая; сзади нас грозно
замычала иномарка, похожая на глыбу черного льда.
- Твой кадиллак мне в бампер не уперся, - пропел Чайкин,
приглаживая волосы перед зеркальцем и обретая глупанутый вид. -
Это аккумулятор! я его давно



Назад