421fe297

Бек Александр Альфредович - Волоколамское Шоссе



ВОЛОКОЛАМСКОЕ ШОССЕ
Александр БЕК
Анонс
Книга "Волоколамское шоссе", появившаяся еще в годы войны, обрела широкую популярность и в нашей стране, и далеко за ее пределами. Эпопея, над которой Александр Бек (1902/03-1972) работал без малого 20 лет (до 1960 года), посвящена драматичным дням Великой Отечественной войны, накануне первой серьезной победы советских войск под Москвой. Герои книги - легендарный генерал И.В.Панфилов и его бойцы, проявившие мужество, стойкость и героизм.
ПОВЕСТЬ ПЕРВАЯ
1. Человек, у которого нет фамилии
В этой книге я всего лишь добросовестный и прилежный писец.
Вот ее история.
- Нет, - резко сказал Баурджан Момыш-Улы, - я ничего вам не расскажу. Я не терплю тех, кто пишет о войне с чужих рассказов.
- Почему?
Он ответил вопросом:
- Знаете ли вы, что такое любовь?
- Знаю.
- До войны я тоже считал, что знаю. Я любил женщину, я испытал страсть, но это ничто в сравнении с любовью, которая возникает в бою. На войне, в бою, рождается самая сильная любовь и самая сильная ненависть, о которой люди, этого не пережившие, не имеют представления.

А понимаете ли вы, что такое внутренняя борьба, что такое совесть?
- Понимаю, - менее уверенно ответил я.
- Нет, вы этого не понимаете. Вы не знаете, как дерутся, борются два чувства: страх и совесть. Самые свирепые звери не способны так жестоко бороться, как эти два чувства.

Вам известна совесть труженика, совесть мужа, но вы не знаете совести солдата. Вы бросали когда-нибудь гранату во вражеский блиндаж?
- Нет.
- Тогда как же вы будете писать о совести? Боец наступает вместе с ротой, в него бьют из пулеметов, рядом падают товарищи, а он ползет и ползет. Проходит час - шестьдесят минут.

В минуте шестьдесят секунд, и каждую секунду его могут сто раз убить. А он ползет. Это совесть солдата!

А радость? Знаете ли вы, что такое радость?
- Должно быть, и этого не знаю, - сказал я.
- Верно! Вам известна радость любви и, быть может, радость творчества. Жена, вероятно, делилась с вами радостями материнства. Но кто не испытал радости победы над врагом, радости боевого подвига, тот не знает, что такое самая сильная, самая жгучая радость.

Как же вы будете писать об этом? Станете выдумывать?
На столе лежал номер журнала, где был напечатан очерк о панфиловцах, о бойцах того самого полка, которым командовал Баурджан Момыш-Улы.
Он резко придвинул журнал к лампе - все его движения были резкими, даже когда он бросал спичку, закурив, - перелистал, склонился над раскрытой страницей и отбросил.
- Не могу читать! - произнес он. - На войне я прочел книгу, написанную не чернилами, а кровью. После такой книги мне невыносимы сочинения. А что можете написать вы?
Я пытался спорить, но Баурджан Момыш-Улы был непреклонен.
- Нет! - отрезал он. - Мне ненавистна ложь, а вы не напишете правды.
***
Познакомиться нам довелось так.
Я долго искал человека, который мог бы рассказать о битве под Москвой, - человека, чье повествование охватило бы замысел и смысл операций и вместе с тем повело бы туда, где проверяется и решается все, - в бой.
Не буду описывать этих поисков. Скажу лишь необходимое.
Изучив материалы, я знал, что, наступая на Москву в октябре и в ноябре 1941 года и пытаясь сомкнуть клещи вокруг нашей столицы, противник одновременно рвался к цели напрямик, нанося главный удар вдоль Волоколамского, а затем Ленинградского шоссе.
В тяжелые дни октября, когда немцы прорвались под Вязьмой и на танках, мотоциклах, грузовиках двигались на Москву, подступы к Волоколамскому шоссе закрыла 31



Назад