421fe297

Безымянный Владимир - Нирвана



Владимир БЕЗЫМЯННЫЙ
НИРВАНА
"Профессиональный колдун с мировым именем из Москвы
высылает рецепты тибетских монахов: вывод камней, песка,
лечение гайморита, геморроя, облысения, импотенции, сах.
диабета, зрения (вкл. катаракту). Лунный календарь,
ясновидение, снятие любого колдовства, белая магия,
лечебные молитвы. Гарантия - 100%".
Из газет
Мертвая девушка лежала на спине, глядя в потолок остановившимися
глазами. Кровь пропитала ковер, свернулась, и на середине ковра
образовалось бурое пятно, очертаниями напоминавшее Гренландию. Нож вспорол
брюшину, и разверстая рана зияла. Зрелище было не для слабонервных.
Кто это сделал - гадать не приходилось. Отброшенный к стене тремя
пулями из маленького "вальтера" в углу комнаты скорчился молодой человек,
почти юноша. Четвертая засела в стене - на нежно-розовых обоях темнела
крупная точка.
- И ведь он, гад, и пробыл-то в квартире минут двадцать всего, -
сокрушался вахтер. - Я здесь скоро уже пятнадцать лет - с тех пор, как на
пенсию вышел, и никогда даже прищепки бельевой не пропало. У нас народ
обстоятельный живет, серьезный...
Павел Михайлович Строкач ругнулся про себя. В квартире два трупа, а
этот чертов отставник вкручивает ему про прищепки. Серьезный народ! В их
городе, типичном для ближнего Подмосковья, дом этот был известен всем и
каждому. Раньше его величали "Дворянским гнездом", теперь же, когда все
чины и звания смешались, здесь можно было встретить и удачливого
коммерсанта, и дельца, и просто темную личность без определенных занятий.
Именно этот словоохотливый привратник и обнаружил преступление, и вызвал
милицию, и постарался избежать огласки, и обеспечил охрану места
происшествия. Сейчас он шел бодрым и пружинистым шагом перед Строкачом,
задерживаясь на мгновение на площадках и продолжая сыпать полезными
сведениями. Строкач слушал его вполуха, поглядывая по сторонам.
Широкая лестница сияла безукоризненной чистотой. На этот счет здесь
все было в порядке, и потому незакрытый шпингалет окна между вторым и
третьим этажом немедленно бросился охочему до мелочей майору в глаза.
Аккуратно, с помощью носового платка, он взялся за него. Шпингалет
повернулся мягко, бесшумно, однако вахтер услышал - приостановился, бросил
короткий недовольный взгляд.
Вот и четвертый этаж - последний. Справа осталась черная дерматиновая
дверь с выпуклым глазком, за нею исходила визгливым лаем собачонка.
- Сюда! - сказал вахтер, и они переступили порог, оказавшись в
небольшой прихожей. - Повезло вам со свидетелем, товарищ майор. Кабы не
я...
Строкач подумал, что это и в самом деле так. Обреутов был из тех
очевидцев и понятых, которые готовы вывалить перед следователем грязное
белье всех, кого им приходилось знать на своем веку. Довольно противно, но
небесполезно.
Владимир Лукич Обреутов, майор внутренних войск в отставке, -
невысокий, полный, туго накачанный жизненной энергией, главными своими
достоинствами почитал привычку к порядку и лояльность по отношению к
начальству. Он и Строкача "ел глазами" и даже "тянулся" перед ним.
- У меня все как на ладони, Павел Михайлович. Мышь не проскочит. -
Они беседовали в гостиной, большой комнате с выходом в просторную лоджию.
- Сыщик этот, Усольцев, проследовал в девять ноль пять. Сказал, что
приглашен к Минской. Я хотя и знаю его, но удостоверение проверил. Тоже
мне, птица - частный детектив! - Обреутов презрительно сощурился. - Нас
ведь инструктируют, что в районе происходит, кто в какой должности, кто
новый появился,



Назад