421fe297

Безуглов Анатолий - Сигнал Тревоги



АНАТОЛИЙ БЕЗУГЛОВ
СИГНАЛ ТРЕВОГИ
(Из записок прокурора)
На дверях моего кабинета висит табличка, где указаны дни и часы приема
посетителей. Но люди приходят и в неприемное время. Отказать я не могу:
человеческие беды и несчастья не знают расписания.
Тот мартовский вторник не был исключением.
- Аня Дорохина, - так представилась молодая женщина, явившаяся ко мне
на прием.
Я не удивился, что она уговорила секретаря пропустить ее в мой
кабинет, - Дорохина была напориста. Но чувствовалось, что это не тот напор,
за которым кроется нахальство.
- Понимаете, товарищ прокурор, - начала она взволнованно, - избили
человека... А милиция не хочет принимать меры...
- Кого избили, где и кто? - спросил я.
- Мужа моего, Николая. Вчера. Пришел после работы - нос расквашен,
глаз заплыл. А вот кто... Если бы я знала, сама бы надавала как следует! -
Она сжала не по-женски внушительные кулаки.
В это можно было поверить. Дорохина была крупная, сильная, явно не
робкого десятка.
- Муж не знает, кто на него напал? - спросил я.
- Темнит Николай. Сказал, что его занесло в кювет, вот и ударился о
переднее стекло... Он шофер.
- А может, это действительно так и было?
- Да что, у меня самой глаз нету? Могу отличить. Как-никак
медработник... И еще одна штука. Сегодня в обеденный перерыв Николай
подъехал ко мне в больницу на своем КрАЗе. Я специально осмотрела его
самосвал. Все целехонько. И фары и стекла.
- Отчего же он не хочет признаться вам, с кем дрался?
- Не хочет, - вздохнула Дорохина. - Вообще из него слово клещами надо
вытягивать...
- И часто у вашего мужа бывают подобные истории? Может, у него
характер задиристый?
- У Николая? - протянула она, округлив глаза. - Да он мухи не обидит!
- Или дружки непутевые?
- Какие дружки? В Зорянске он чуть больше месяца живет. Силком, можно
сказать, вырвала его из деревни...
Я попросил Дорохину подробнее рассказать об их жизни.
История - каких тысячи! Выросли они с мужем в одном селе, закончили
одну школу-восьмилетку. Николай пошел на курсы механизаторов, Аня - в
медицинское училище в райцентре. В теплые летние ночи вместе встречали
утреннюю зорьку. Зимой он приезжал к ней в общежитие. Ходили в кино, на
танцы. Потом его призвали в армию.
Аня ждала Дорохина эти два длинных для нее года. И хотя переехала в
Зорянск и поступила работать медсестрой в нашу больницу, местных ухажеров
отшивала: милее Николая никого не было.
Прошлой осенью Дорохин демобилизовался. Сыграли свадьбу. На радость
родне с обеих сторон - жених и невеста с одной улицы, свои...
Но тут между молодыми возникла размолвка. Николай не хотел
перебираться в город. И резон у парня имелся: колхоз давал новый дом со
всеми удобствами, председатель был рад, что приехал комбайнер, -
механизаторов не хватало. Раз такой почет и обхождение, почему не трудиться
на селе? Тем паче, мила Николаю земля.
Аня уперлась: что ей делать в деревне? Какое-никакое, а образование.
Пусть все удобства, а все равно жизнь крестьянская - огород надо заводить,
птицу и другую живность. Отвыкла она от этого. Да и хотела учиться дальше -
на врача.
Короче, коса на камень. Но, видать, в семье все-таки главой была Аня.
Поболтался Николай в колхозе, помотался на автобусах из деревни в Зорянск
да обратно и решил перебираться в город, к жене. Аня помогла ему с работой.
По ее просьбе райком комсомола (Аня была членом райкома) направил его в
автохозяйство номер три, считающееся лучшим в городе. У Николая была
хорошая характеристика из колхоза, а в



Назад