421fe297

Безуглов Анатолий - Изувер



АНАТОЛИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ БЕЗУГЛОВ
ИЗУВЕР
Вечером 21 августа 1969 года дачный поселок Быстрица жил размеренной, спокойной жизнью. На улицах было много детворы. С волейбольной площадки доносились азартные возгласы играющих и гулкие удары по мячу.
Пожилые дачники чинно гуляли по поселку. Коекто возвращался из леса с лукошком, где лежали ядреные подберезовики и боровики.
В начале восьмого Александр Карпович Ветров, директор мастерских по изготовлению школьных пособий, уважаемый всеми человек, пошел поработать в свой сад. Сначала он хотел позвать в помощники сына — студента шестого курса медицинского института Бориса и одиннадцатилетнюю дочь Ларису, но те увлеченно читали чтото, и он решил не мешать им. Атак как жена, Надежда Федоровна, задержалась в городе, Александру Карповичу пришлось возиться на участке одному.
Через час Ветров вернулся в дом с ведром собранных яблок. Сын попрежнему сидел в своей комнате на кровати с книгой в руках.
— Где Лариса? — спросил Александр Карпович. — Надо бы компот поставить варить.
— Не знаю, — ответил тот. — Может, пошла к Фае?
Это была подружка сестры.
Александр Карпович выглянул во двор. Калитка отворена — значит, дочь вышла погулять. Время еще не позднее, волноваться нет причин.

Правда, несколько дней назад у девочки было пищевое отравление, что всполошило всю семью, но Лариса уже поправилась и дала слово ни у кого ничего не есть.
Вечер стоял прекрасный. Здесь, в Быстрице, вдалеке от шумного города, отдыхали, как говорится, душа и тело.
За разговором с сыном Ветров не заметил, как за окнами постепенно сгустились сумерки. Александр Карпович любил беседовать с Борисом. Сын был начитан, разбирался в политике, литературе, искусстве.
Лариса чтото задерживалась, и это с начало беспокоить отца, так как с наступлением темноты девочка обычно была уже дома.
— Сбегал бы ты к соседям, — попросил Александр Карпович сына.
Борис сходил к подруге сестры. Но там ее не было. А Фая, ровесница Ларисы, сказала, что виделась с ней около полудня.
Сообщение сына встревожило Александра Карповича. Когда из города приехала Надежда Федоровна, уже совсем стемнело, тревога за дочь еще больше возросла. Все трое — отец, мать и Борис — пошли к соседям, расспрашивая о Ларисе.

Но никто не видел девочку вечером.
Вернувшись домой, обнаружили, что нет Ларисиных красных туфелек, в которых она обычно уходила играть на улицу. Александр Карпович вспомнил про отворенную калитку и про ключ от нее, который лежал на крыльце дачи.
Борис на всякий случай осмотрел весь участок, даже слазил на чердак: может, сестренка решила пошутить и заснула там? Но Ларисы нигде не было. Дело принимало серьезный оборот.
Никто из Ветровых даже не помышлял об ужине. Думалигадали, куда могла пойти Лариса. Вечером, когда отец уходил в сад, а Борис находился в своей комнате, девочка читала в гостиной — так именовали Ветровы большую общую комнату на даче.

Раскрытая книжка осталась лежать на столе.
И снова все трос отправились на улицу. Опять ходили по поселку, звали девочку. К поискам подключились участливые соседи. Ктото высказал предположение, что Лариса, никому ничего не сказав, отправилась в город и заночевала у когонибудь из родных.

Это предположение оставляло единственную надежду в том отчаянии, которое все больше охватывало Ветровых.
До утра никто не ложился спать.
Александр Карпович и Надежда Федоровна пили сердечные и успокаивающие средства, а Борис не находил себе места. С первой электричкой он поехал в город, а с вокзала — сразу к бабе Мане,



Назад