421fe297

Безладнова Ирина - Такая Женщина



ИРИНА БЕЗЛАДНОВА
ТАКАЯ ЖЕНЩИНА
Повесть
Кира легла и с протяжным вздохом натянула до подбородка невесомое одеяло
из пуха. Как давно она стала замечать за собой эти вздохи, больше похожие на
стон? Вот точно так же вздыхала Маша, домработница матери: занималась
чем-нибудь обыденным, например причесывалась, и вдруг издавала тяжкое -
"ы-хыхы-хыхы..."
- Вы чего? - пугалась Кира.
Маша смеялась.
- Вот погоди, - говорила, - придет время - сама захыхыкаешь.
Кира не верила.
- А почему же мать не хыхыкает? - спрашивала она. - Ведь вы ровесницы...
- Мать! - Маша вынимала изо рта длинную металлическую шпильку и вкалывала
ее в жидкий пучок на макушке. - Твоя мать особа статья... а ты - не мать, так
что захыхыкаешь, как миленькая.
Кира закрыла глаза и снова вздохнула... Спасибо СанькН за сегодняшний день
и, вообще, за эту небывалую, как снег в мае, поездку. У него всегда все
просто: позвонил и поинтересовался, не хочет ли она прокатиться на Рождество в
страну Финляндию, в местечко под названием Гельсингфорс - как на концерт в
Театр эстрады пригласил. Оказалось, их бригада собралась туда в концертное
турне, вот он и предложил ей примазаться "за так". Ну что ж, такое даже ей под
силу: сели в автобус, и через семь часов - вот она, Финляндия.
В автобусе всю дорогу проговорили, а теперь живут вместе у его друзей в
небольшом двухэтажном коттедже, утопающем в снегах. Если не знать, никому и в
голову не придет, что когда-то он был ее первым мужем, где-то там, в сгинувшем
навеки прошлом. Как в той глупой песенке, которую она распевала в детстве:
"Когда-то и где-то жил царь молодой..." Кира пошарила рукой по тумбочке,
нащупала в темноте пачку с лежащей на ней зажигалкой, достала сигарету и
закурила. Все-таки идиотская манера - курить, лежа в постели; сколько простынь
и пододеяльников испорчено и выброшено к черту! Только не это пуховое чудо...
Она потянулась и дернула за шнурок; слабо осветилась небольшая нарядная
комната для гостей, в которой она спала вот уже третью и теперь последнюю
ночь. Кира села в постели и поставила пепельницу себе на колени. Она курила, а
за стеной уютно похрапывал Санек.
В те далекие времена он обладал пышной, буйно вьющейся шевелюрой, здоровым
румянцем "во всю щеку" и глубокой детской ямочкой на подбородке; и хотя у него
было благозвучное имя - Александр, все, и она в том числе, звали его просто
Санек. Так на всю жизнь он и остался Саньком - до сегодняшнего дня, хотя давно
облысел и разменял свой седьмой десяток. Будучи представителем исчезающего
племени профессиональных конферансье, Санек пел на сцене шуточные куплеты,
аккомпанируя себе на гитаре. В повседневной жизни, быть может по инерции, он
тоже шутил и каламбурил, "как нанятый"; поэтому в компаниях его неизменно
выбирали тамадой. Он провозглашал тосты и мастерски рассказывал анекдоты,
причем сам смеялся над ними до слез, буквально обливался слезами, всхлипывая и
вытирая мокрые глаза носовым платком. Кира и познакомилась с ним в одной такой
компании: она тогда только что закончила Консерваторию по классу рояля и была
принята на работу в ту самую концертную организацию, в которой работал Санек.
Она пришла на вечеринку с одним своим бывшим сокурсником, а провожать ее пошел
Санек. Весь вечер между ним и сокурсником шла жестокая дуэль, которую
впоследствии Санек добродушно наименовал "дуэлью на подтяжках". Сокурсник
презрительно улыбался его анекдотам, надменно иронизировал и доказывал Кире,
что ее договор с концертной организацией



Назад