buy generic cialis online 421fe297

Башкуев Александр - Туман



Александр Башкуев
Туман
Я притормозил машину у края шоссе и еще раз посмотрел в мои записи, а
за этим - на карту. Да, все верно, это вот здесь... После того поворота
справа будет маленькая закусочная, а за ней - трейлер, в коем живет Этот. Я
до сих пор не знаю, как его называть... Просто - Этот.
На улице было не то, чтобы жарко... Скажем так, - ярко и солнечно. "Над
Канадой небо синее, с неба льют дожди косые, хоть похоже на Россию, только
все же..."
Пустая, чистая и солнечная забегаловка. Таких много на любой нашей
трассе. Если дорога - государственного значения. Престиж страны... А тут -
все они на одно лицо.
Этот сидел на крутящейся табуреточке перед стойкою продавца. Или
бармена? Тут их не разберешь...
При виде меня Он вскинулся телом, весь обрадовался и подбежал, как
бродячий щенок - в ожиданьи подачки. Я небрежно кивнул в ответ, взял от
соседнего столика кресло из пластика и, хоть было немножечко низковато, сел
напротив его табуреточки.
Этот, стеснительно улыбаясь, опять забрался на свой шесток и
заискивающе спросил:
- "Может, пивка?"
- "Я за рулем".
Собеседник мой загыгыкал, будто услышал забавную штуку и я сразу
припомнил, как в местной печати пару раз видел слова, что все русские -
пьяницы. Пьют и сшибают людей на дорогах.
Не знаю, Может, - в сем мнении много истины, но... Я сам не прочь
выпить. Но - не за рулем.
Этот, наконец, понял мой короткий ответ и поспешил сменить тему:
- "У вас и здесь тоже - машина?"
- "Нет. Любезность принимающей стороны. Я принимаю участие в
конференции... По нервным расстройствам... И учредители выделили мне личный
автомобиль. Иначе бы я сюда - вовек не добрался".
Он растерянно пожал плечами и, не зная, как продолжать, еще раз
спросил:
- "А, может быть, все-таки - выпьем?"
Сам он пил дешевый "Будвайзер". У меня от этого пойла все время изжога
и я попросил продавца:
- "Orange juice, please!"
Канадец, услыхав привычную речь, улыбнулся в ответ и даже вышел из-за
прилавка, подавая мне стакан прохладного сока в тонком, холодном бокале. По
его поклону и прочему я догадался, что сок здесь пьют редко, - потому как он
- мягко скажем, дороговат. Я открыл свой бумажник, выудил оттуда с десяток
бумажек и произнес:
- "I havn't Canadian money. Can I use dollars, or rubles?"
Продавец засмеялся над моей шуткой и сам уж выудил из кучи бумажку
нужных цветов и размеров. Этот с напряжением следил за процессом, а потом -
по моему кивку сгреб со стойки все, что осталось. Судорожно сглотнув, Он
выдохнул:
- "Vodka. One. Please."
Поправив здоровье, Он с облегчением выдохнул, провел рукой по нечесаным
волосам и спросил:
- "Хотите услыхать еще раз?"
У меня защемило сердце. Жена говорит, что это - нравственный мазохизм,
- каждый раз слушать одну и ту же историю. Но я --психиатр и я привык
слушать бред. А в этом бреду было что-то вот - этакое...
Я был корреспондентом газеты "Комсомольская правда". Отвечал за
"трудовые подвиги и успехи в битве за урожай". Работа была нудная, но -
почему бы и нет? Когда мы приезжали в колхозы с совхозами, кругом были столы
с выпить и закусить, а в конце рабочего дня - податливые пейзанки, которым
хотелось в столицу. Я им не отказывал. А потом забывал позвонить, иль
вернуться. Хорошее было времечко...
Однажды меня послали в какой-то колхоз в совершенную Тьмутаракань -
куда-то в Тверскую губернию. Конечно, тогда она была Калининской областью,
но "Тверская губерния" звучит лучше. Этак - более стильно.
Вы вслушайтесь - "Тверская губерния



Назад