421fe297

Башкиров Михаил - Реликт



Михаил БАШКИРОВ
Р Е Л И К Т
Кто-то долго скребся в дверь. Андрей уже несколько раз отрывался
от чтения и прислушивался. Иногда ему казалось, что он слышит, как
трогают скобу...
Наконец дверь медленно открылась, и в комнату проскользнул тип в
рваной телогрейке. От него несло тройным одеколоном и застоялым пере-
гаром. Андрей быстро захлопнул книгу и отвернулся к стенке.
Нет, какая скотина этот председатель. Встретил мятной улыбочкой,
хохоточками, наобещал с три короба, а жить устроил в развалюхе. У нас,
говорит, все приезжие там останавливаются. Да и мешать тебе никто не
будет, кроме кочегара, - а он человек смирный, сутками работает, лишь
иногда ночевать приходит... Ну председатель, ну удружил... Не мог к
какой-нибудь бабке устроить... Сейчас, наверное, жрет наваристые щи
или благополучно храпит за женушкой.
Андрей услышал, как что-то свалилось на пол, а затем похожий звук
повторился. Он догадался: это сапоги. И чтобы больше не думать о коче-
гаре, стал вспоминать сегодняшнее утро. Как он, радостный, вылез из
рейсового автобуса, закинул на плечо рюкзак с притороченным к нему
спальником и двинул по центральной улице в поисках конторы. А радовал-
ся он потому, что это было последнее хозяйство в нынешнем полевом се-
зоне.
Андрей шел по широкой пустынной улице, оставляя на земле, покры-
той изморозью, четкие следы. Крыши домов поблескивали под низким сол-
нецм. За ними чернели сопки, но сквозь плотную штриховку стволов про-
бивался светлым фоном снег, и было ясно, что там он лег уже до весны...
Когда кочегар шумно вздохнул и заскрипел кроватью, Андрей повер-
нулся на другой бок и стал наблюдать за ним. Он увидел ноги в распол-
зающихся носках и дымок от папиросы. Остальную часть кровати загоражи-
вал кособокий стол. На его прожженной крышке лежала мятая пачка "Севе-
ра" и маленький сверток в замасленной бумаге.
Андрей опять отвернулся к стене. Она была измазана раздавленными
клопами.
А началось все в мае. Он, дурень, с нетерпением ждал полевого се-
зона. Думал, что будет так же, как в первый год его работы в институ-
те. Прошлое лето он успешно прокантовался под крылышком начальника и
всей душой желал, чобы так было и дальше. Но его вызвал главный инже-
нер проекта, торжественно вручил командировку в самый дальний район и
сказал, что полевые можно получить в бухгалтерии. Андрей оторопело
смотрел, как старательно главный инженер чинит огрызок толстого крас-
ного карандаша. Он только сейчас понял, что отправляют одного, и не
будет рядом ни многоопытного начальника отряда, ни машины с растрепан-
ным Эдиком, ни ночевок в тайге, ни бесшабашных выпивок...
Андрей рассердился на институтское начальство, но до него было
пятьсот километров, и он опять принялся мысленно костерить веселого
председателя.
- Нет, - сказал Андрей внезапно вслух, - я этому самодуру завтра
устрою цирк.
- Только нервишки рвать, - сказал кочегар из-за стола, - дело
швах, - и вдруг зашелся в кашле. Глухие удары сотрясали хилое тело. Он
попытался сесть, и Андрей увидел, как по его лицу скатываются мутные
слезинки.
Доходяга.
Андрей открыл книгу и стал делать вид, что читает. Ему было жалко
этого стонущего и хрипящего человека и в то же время было противно на-
ходиться с ним в одной комнате. И если бы не ночь, он бы выскочил от-
сюда пробкой и рванул бы куда глаза глядят.
Андрей решился забраться в спальник и поглубже зарыться в него,
чтобы не слышать надрывного кашля, который, казалось, вот-вот должен
был кончиться и не к



Назад