421fe297

Башкиров Михаил - По Всем Правилам Осадного Искусства



Михаил БАШКИРОВ
ПО ВСЕМ ПРАВИЛАМ ОСАДНОГО ИСКУССТВА
Студент пятого курса филфака шел по нечетной стороне улицы. То и
дело замедляя шаги, поглядывая мимо заснеженных тополей, поверх сугро-
бов, через укатанную дорогу на фасады. И вот, наконец, сквозь медленно
падающий снег он различил две черные цифры на белом квадрате на пест-
рой стене, как будто подранки на замерзающем озере.
Поставив дипломат у ног - ботинки разбухли от налипшего снега -
студент палец за пальцем снял перчатки, засунул их в карманы, расстег-
нул верхние пуговицы тяжелого пальто и достал из горячей глубины пид-
жака записку с адресом - шарф следом вылез наружу, вздулся.
Верно: дом двадцать два, или, как говаривала бабка Анна, играя в
лото, - дикие уточки...
Все погожие летние вечера просиживала бабка с неугомонными сосед-
ками под окнами ветхого, с резными наличниками, облупленными ставнями
и рассыпающимися завалинками, особняка. Старухи, войдя в азарт и сгре-
бая с блюдца липкие медяки, выражались сочно и метко...
Студент заправил шарф, колючий от снежинок, и натянул перчатки.
Весной будет три года, как похоронили бабку Анну. Могила ее про-
села и заросла - так нет, все чаще и чаще всплывает в памяти, как жи-
вая, и почему-то всегда в одном и том же сером платье с вязаным ворот-
ником, хотя платье это совсем редко вынималось из сундука... Впрочем,
бабка Анна было что надо, пока совсем не слегла, пока не измучила вко-
нец мать...
Клочок с адресом, подброшенный ветром, зацепился за окантованный
медью угол дипломата, потом сорвался, перемахнул через сугроб, исчез
под колесами такси.
Переступая с ноги на ногу, постукивая отсыревшими ботинками, сту-
дент не решался перейти улицу - в том доме, с вереницей неоновых вит-
ри, опоясывающих первый этаж, его не ждали.
... Бабка Анна обожала выкрикивать номера лото... Поднося очеред-
ной бочонок прямо к носу и разобрав цифры, откидывалась назад и, вы-
держав паузу, проговаривала чуть нараспев: кривые ноги... Счастливчики
торопливо накрывали разноцветными пуговицами - семьдесят семь, осталь-
ные умоляюще поглядывали на бабку, которая, запустив руку по локоть в
мешок, шурудила старательно по уголкам, надеясь на скорую "квартиру".
Туды-сюды, как свиньи спят, - это, кажется, шестьдесят девять... Венс-
кие стульчики - сорок четыре... Дед, конечно, - девяносто... Бабка -
воемьдесят... Неужели так мало запомнилось? Да, вот еще - бычий глаз -
десять...
Окончательно продрогнув, студент подхватил дипломат занемевшими
пальцами и, черпая ботинками снег, перескочил на льдистую дорогу,
обождал, когда проедет, чадя дизелем, автобус.
Рекламная спираль простреливала длинный фасад от края до края.
Студент, разогреваясь, прошелся мимо беспрестанно хлопающих две-
рей. Зачем-то юркнул в гастроном и сейчас же выскочил обратно. Кругом
суетливые люди с пакетами и тугими сумками. На тротуаре снежное радуж-
ное месиво.
Добравшись кое-как до противоположного конца дома, остановился
возле углового окна. В пустом зале две женщины, удобно рассевшись в
креслах, воинственно размахивали длинными расческами.
Спорят о чем-то своем или ругают клиентуру?.. Им хорошо в тепле,
пропахшем одеколоном... Сколько еще торчать у этой парикмахерской?..
Надо решаться... А все началось с недавнего разговора с Андрюхой, ког-
да возвращались из кино, не досмотрев сеанса. Фильм был французский,
широкоэкранный и цветной, но уже через полчаса зрители дружно потяну-
лись к выходу...
- Так, значит, ваш диплом пробуксовывает на ро



Назад