421fe297

Башкиров Михаил - Открытым Текстом



МИХАИЛ БАШКИРОВ
ОТКРЫТЫМ ТЕКСТОМ
Наталья Петровна открыла дверь на балкон, принесла из кухни табу-
ретку и, посадив на колени трехлетнего внука, жадно вдохнула июньский
воздух - и вдруг почувствовала, как заломило виски, отдало в затылок,
а потом нехотя отпустило.
- Баб! Глянь, собака!
Наталья Петровна, жмурясь, смотрела на крышу соседнего дома - та
наполовину была захвачена солнцем, провода поблескивали, телевизионные
антенны отбрасывали на шифер длинные тени.
- Гав! Гав! Собачка, не уходи, собачка!
Хлопнула входная дверь - оконное стекло, дрогнув, заныло. На кух-
не лязгнул холодильник.
- Баб, а баб, почему собачка убежала?
На балкон выглянул зять.
- Молоко взял обезжиренное, сметану еще не завезли, а в овощном
выкинули бананы.
- Хочу ба-наны! Хочу ба-на-ны! - внук замолотил ногами, гулко за-
девая сандалями решетку балкона. - Хочу-у-у!
Зять ушел на кухню. Вернулся минуты через две. На усах его белели
капельки молока.
Костик продолжал выпрашивать бананы.
- Уважаемая теща, - зять обтер ладонью усы. - Есть идея. Не для
своего живота стараюсь... Надо пойти и взять два килограмма бананов...
Всего два...
- Так в чем же дело? - Наталья Петровна поерошила волосы притих-
шего внука. - Отпускных, что ли, жалко?
- Наталья Петровна, драгоценная, вы же знаете, что для меня оче-
редь хуже казней египетских... Ну что вам стоит один раз, только один
раз воспользоваться удостоверением... Ради ребенка!
- Надоел ты мне с войной - знаешь как?..
- Хочу ба-на-ны!- Костик снова замолотил ногами. - Ба-на-ны!
- Ладно, уговорили...
- Ба!.. - Костик мгновенно замолчал, обнял Наталью Петровну за
шею, торопливо поцеловал в щеку.
Зять подхватил Костика, в комнате они свалились на пол и начали
бороться, истошно крича и завывая.
Наталья Петровна отнесла табуретку на кухню. Убрала со стола в
раковину кружку, из которой пил зять.
В спальне она достала из шкафа серый костюм, но потом сунула его
обратно и надела блузку с юбкой. Блузка была с короткими рукавами, и
поэтому пришлось натянуть джемпер, хотя день, впервые по-настоящему
летний, набирал силу.
У зеркала Наталья Петровна подколола крашенную хной прядь, трону-
ла помадой губы.
Возня в большой комнате не затихала. Кто-то задел стол, и тяжелая
хрустальная ваза подпрыгнула.
У новой сумочки, которую зять подарил еще на Восьмое марта, ока-
залась тугая застежка. Наталья Петровна положила в одно отделение ко-
шелек и удостоверение ветерана, в другое - сетку.
Ваза на столе опять подпрыгнула...
Выйдя из подъезда, Наталья Петровна остановилась в тени дома.
Наконец-то дождь перестал... Возьму бананов, а к вечеру, глядишь,
зять увезет всех на дачу... Пятый день в отпуске, а какой-то ершистый.
То ли дождь повлиял, то ли на работе неприятности... Взял и ни с того
ни с сего внезапно сорвался в отпуск, да еще в начале июня... Покойный
Федя всегда к августу подгадывал... Нет, наверное, с работой не в по-
рядке... Поговорю с Ольгой... Но если у тебя на душе гадко, то зачем
другим настроение портить?.. Опять начал приставать с вопросами. И что
ему эта война далась?
Наталья Петровна перешла улицу. Навстречу от магазина, огибая лу-
жи, шли женщины с бананами. Ровные, один к одному, плоды торчали из
сеток и пакетов.
Вдоль "Овощного", мимо тусклой витрины, густо тянулась очередь;
она заворачивала у старого тополя и, расширившись, упиралась в тупик.
Там громоздились импортные корзины.
Осторожно проталкиваясь, Наталья Петровна почти добралась до при-
давщицы в распахнуто



Назад