421fe297

Баюшев Дмитрий - Чистый Разум



Дмитрий Баюшев
Чистый разум
На первых порах инспектор произвел двойственное впечатление. С одной
стороны - представительный упитанный битюг с тяжеленной "волевой"
челюстью, с другой - не соответствующая внешности мелочность, какая-то
нарочитая суетливость, подозрительность. Чувствовалось, что если такой
прицепится, то нескоро отстанет.
Глазки у битюга были голубенькие, безмятежные, умеющие, однако,
наливаться свинцом. Звали его Аркадий Семенович Ильин. Кто бы мог
предположить, что у Аркадия Семеновича за плечами десятилетний опыт
космодесантника, руководство подразделением космической психогигиены, что
теперь он - член Совета по внеземным связям, эксперт высшей категории по
аномалиям чистого разума? Этого мы не знали. Мы видели перед собой
крупного въедливого мужчину с обезоруживающей улыбкой, которой он как бы
маскировал свою въедливость, инспектора, занимающегося расследованием
несчастного случая. Ильин шатался по станции, разговаривал с людьми, к
себе вызывал редко и ненадолго. Пользуясь своими правами, уединялся на
посту контакта. Но в один прекрасный момент Тая пришла от него совершенно
потерянная. Внешне она была по-прежнему эффектна: стройная, загорелая, в
белой майке и голубых шортиках. Бросалась в глаза какая-то не свойственная
ей подавленность.
Я сунул ей стакан с "тоником", который до этого собирался выпить сам.
- Он докопается, - сказала Тая, усаживаясь на низкую кровать и зажав
руки между загорелыми коленями.
- Посмотрим, - я поставил стакан прямо перед нею на журнальный столик.
- Собственно, докопается до чего? До ВИБРа? Он его сто раз видел.
- Что-то с фильтрами. Почему они не сработали?
- Мне кажется, это не в первый раз. - Было поздно, и я потихоньку
готовил ей постель. - Я, например, лично задавал Черу вопросы и получал
ясные ответы.
Понимаю, это нарушение, но покажи мне человека, который бы этого не
сделал.
Просто-напросто кэпу не повезло.
У Таи сузились глаза...
Когда в постовую, куда я заскочил после вахты, вошел капитан, Вася
Лаптев, дежуривший в этот раз на посту контакта, сказал вдруг: "Хочет
поговорить с вами", - и уступил место. Капитан Фунтиков садиться не стал,
будто общение с Чером было для него в порядке вещей. Не моргнув глазом, он
приспособил к вискам присоски и спустя несколько секунд рухнул без
сознания. В бессознательном состоянии Евгения Антоновича перенесли на
корабль, с которым после нашей радиограммы прибыл Ильин и который сразу
взял курс на Базу...
- Ладно, ладно, - сказал я. - Ничего страшного, Антоныч-то жив.
- Жив? - странным голосом переспросила Тая.
- Но ты же знаешь, - не совсем уверенно сказал я.
Тая покивала и заторможено сняла с вешалки халат. Чтобы не мешать, я
перебрался в свою комнату...
Утром перед вахтой я устремился в душевую. Люблю по утрам ионный душ,
особенно если всю ночь боролся с бессонницей. Бодрит, так сказать, и
вдохновляет. Здесь уже плескался Вадик Коржиков, наш главный антенщик.
Честное слово, я им залюбовался. По его торсу стегал душ Шарко, а он с
невозмутимым видом читал с экрана бегущую строку последних новостей,
которые гнали по всем телекорам станции прямо из радиорубки. Оставляя
голову в покое, он плавно подставлял необработанные участки тела под тугую
струю, чтобы вся площадь обрабатывалась равномерно. Восхищало его
хозяйственное отношение к собственному организму.
Честно говоря, я завидую людям, которые способны часами качать ту или
иную группу мышц. Вадик на это был способен. Наш спец по излучениям
чистог



Назад