421fe297

Бахтамов Рафаил - Две Тысячи Золотых Пиастров



Р. Бахтамов
Две тысячи золотых пиастров
Памяти Александра Грина - человека, писателя и фантаста.
Который день ему мерещилась шапка. Он чувствовал теплое прикосновение
меха, чуть натертую кожу у подбородкатам, где завязывается тесемка. В груди
было сухо и жестко.
Голова с трудом поворачивалась на худой после сыпняка шее.
Лежать в кровати он не мог. Ни кровати, ни дома не было. Ночевал он
где придется, у случайных, полузнакомых людей. Да и время было не такое,
чтобы лежать. Шла война, третий год революции.
Он достал из кармана пачку смятых кредиток. Пальцы не хотели гнуться,
дрожали. Пересчитав, спрятал поглубже.
Знал за собой эту манеру: аккуратно считать, а тратить как попало, не
считая.
Он плохо запоминал цены, даже когда они были. А теперь цены вроде
погоды. Дождь и Антанта, снег и белополяки - все смешалось. Карусель.
По-новому рынок звался толкучкой. Так йно и было: покупали мало,
больше толкались.
Медведь, изъеденное молью ресторанное чучело, протягивал неизвестно
кому медное блюдо. Раньше бросали туда визитные карточки, а сейчас... На
бурой медвежьей шее фанерка и-крупно, чернильным карандашом, цена. В глазах
- красных бусинках - грусть. Будто обидно ему и жаль чегото... Рядом хозяин
в тулупе. Фигура медвежья, а лица не видно - не продается.
Сжав вязанными варежками плетеную клетку, охает старушка. В клетке
желтый комок - канарейка. Бледная старушка, худая. Есть нечего. А во
взгляде не голод, тоска. Канарейке нечего есть, потому и продается.
Баба, пудов на пять, ей и в телогрейке не холодно - торгует пирожками
с требухой. Торгует с оглядкой. Пирожки по нынешним временам-сокровище,
товар. Оплывшие глазки буравят проходящих. Вор? Или чека, не приведи
господи...
Пирожки идут нарасхват. Бывало, конечно, потравится человек, помрет.
Так из теперешних покупателей никто еще не помер. А что люди, говорят,
помирали...
Шапка попалась большая, теплая. Чудесная шапка. И недорого. Денег
хватило и даже остались. На махорку - мало.
На пирожок?
Ноги, нетвердо ступая, вели его назад, к бабе с роскошными пирожками с
требухой. Он пробирался сквозь толпу Шишковых шлемов и модных шляпок,
потрепанных шинелей и котиковых манто. Вырвался из людской гущи и сразу
налетел на мальчишку - слишком щуплого, чтобы его заметить. Мальчишка
испуганно шарахнулся в сторону. Вместе с ним шарахнулась, подпрыгивая,
разноцветная стая. Воздушные шарики. Они скакали мячиками, рвались в небо.
Грубо ракрашенные, но веселые, беззаботные, чужие здесь, на базарной
толкучке.
- Можно купить?
Мальчишка недоверчиво вскинул глаза. Хотел усмехнуться в ответ. Не
получилось. Двадцатый год - голод, холод, война. Какие, к черту, шарики...
Покупатель смотрл серьезно.
Сговорились легко. Стопка бумажек перешла в ладонь поменьше. Тонкую
нитку перемотали с пальца на палец.
Мальчишка, не прощаясь, юркнул в толпу, где все еще стояла
гранитно-неподвижная баба.
Взрослый пошел прочь. Подальше от роскошных пирожков с требухой.
Усилием воли заставил себя не обернуться.
Улицы были пустынны. Затянутые тонкой корочкой хрустящего льда,
размытого весенними лужами, серые от грязного, водянистого снега, они
уходили прямо в небо. Туда, где толкались низкие, похожие на чудовищ
облака, - искали путь к морю.
Выждав момент, в просвет между облаками юркнуло солнце. В нем не было
ни буйства, ни настоящей дерзости. Робкое, оно косыми лучами тыкалось в
снег, и, рыхлый, набухший, он нехотя таял: то ли от тепла, то ли от
старости. Какникак шел март.
Но то,



Назад