421fe297

Бахревский Владислав - Жёлуди



Владислав Анатольевич Бахревский
Жёлуди
Волшебная сказка, которая дала название книге, раскрывает таинственный
и поэтичный мир детской фантазии. В книгу вошли также современные рассказы о
деревенских ребятах, самостоятельных и надёжных в дружбе, о ребятах, которые
любят и охраняют природу.
Для младшего школьного возраста.
На десятый день учёбы первоклассник Ваня учился писать цифру "пять".
Единицу, двойку, тройку, четвёрку Ваня писал старательно, но без любви,
а вот пятёрку он писал любовно.
- Ваня, смотри - язык откусишь! - сказала мама. - Что-то очень уж
стараешься сегодня.
- Стараюсь, - признался Ваня. - Как же не стараться - пятёрку учусь
писать. - И вздохнул: - Отметок нам не ставят, программа теперь другая. А
как будут отметки ставить, так я тебе пятёрки буду носить.
- Так уж всегда и пятёрки? - засомневалась мама.
- Надо бы, чтоб всегда, - серьёзно сказал сын. - Пошёл учиться, так
чего ж... Нужно всё знать. А когда всё знаешь, пятёрки ставят.
Ваня был человек серьёзный. Он уже многому научился. Читал с пяти лет.
Толстую "Книгу будущих командиров" два раза прочитал, а ещё любил про
космос, фантастику и научное... Считать тоже умел: складывал и вычитал в
уме. Для него к семнадцати прибавить девятнадцать - всё равно что к десяти
прибавить десять. А вот писал Ваня только по-печатному, прописными буквами
не умел, этому и учился. Дыша над каждой цифиркой, написал Ваня две строчки
пятёрок и стал ждать отца с работы.
Ждавши, излихостился. Сел шнурки бантиками завязывать на ботинках. Как
пошёл в школу, плохо было дело. Ваня поутру сидит, завязывает бантики, а
мама стоит над ним, огорчается, вздыхает. Сколько она раз вздохнёт, пока
бантик сложишь, да проденешь, да затянешь. В воскресенье мама с папой в лес
собрались и его звали, а он не пошёл. Хотелось, а не пошёл. Целый день на
порожке шнурки завязывал-развязывал. Зато утром, перед школой, сел он
ботинки шнуровать, а мама, как всегда, с грустным лицом ждать собралась.
Ваня - раз-два и готово! Мама так и просияла. И он, конечно, тоже сиял, не
хуже солнышка...
Завязал Ваня шнурки, развязал, опять завязал. Когда умеешь, это и не
полдела даже - пустяк. Стал Ваня город из кубиков строить - не достроил:
кубики - детское дело. Телевизор включил. А в телевизоре - учёный. Говорит,
что нашу Землю очень беречь надо, пока не поздно. Многие леса на Земле
повырублены, а леса - лёгкие земли. Небо люди дымом закоптили, реки
загрязнили отходами, моря и океаны - нефтью. И как бы не случилась беда.
Одни учёные говорят, что от всего этого загрязнения Земля может оледенеть,
другие, наоборот, потепления ждут. А если на Земле станет теплее всего на
один градус, пойдут таять ледники, и тогда быть потопу. Все долины и равнины
под воду уйдут.
- Вот те рраз? - перепугался Ваня. - Чего же это мы на равнине-то
живём? Чего же это отец-то думает? На Памир нужно ехать. Самое высокое
место.
Подумал так и покраснел. Соседку свою по парте, Лену Балину, вспомнил и
Мишку-второклассника. Они вместе в школу ходят. И Нину Михайловну -
учительницу.
Он с папой-мамой на Памир, а они? Как же их всех бросишь?
Крепко Ваня призадумался, но тут отец с работы пришёл. Помылся,
переоделся и Ване на окно показывает. За окном темно. Мама хотела ужин
собирать, а отец говорит:
- Подожди! Пойдём с Ваней погуляем.
- На пустырь, что ли, свой? - спрашивает мама.
Ну, они ей ничего не ответили, потому что и вправду на пустырь шли. Там
темно, свет электрический - земной - не мешает звёздам. Да



Назад