421fe297

Бачило Александр - Пятно



Александр Бачило
Пятно
Что это там, под деревьями? Словно кто-то перебегает от ствола к стволу.
Или это ветер гоняет тени? Нет ветра. Тяжелые от снега сосновые лапы нависают
над тропой ...
Вот, опять! Да что там такое?!
Спокойно. Собака какая-нибудь роется в сугробе. И пусть себе роется. А я
иду по тропинке. И впереди уже проступают огни. Там - улица, толпа народу,
машины, витрины, море света...
Только бы выбраться к свету!
Надо было идти в обход, вдоль дороги. Черт меня дернул соваться в этот
лес, с его тенями!
Оно всегда нападает из тени.
Из самого темного угла.
Странно, а ведь там совсем не было темных углов. Был белый песок, на
который больно смотреть. Он слепил так, как никогда не ослепит этот снег под
холодным желтеньким нашим солнцем. Там было другое солнце - пепельно-белое,
больное, поливающее голую землю жаром прямо из зенита. И только одна узкая
изломанная щель у подножья стены ухитрилась сохранить полоску тени - такую же
узкую и изломанную.
Оттуда Оно и выползло. И убило Фаину.
Зря я об этом сейчас. Дело прошлое, и ничего уже не исправить. Мало ли
кого Оно убило с тех пор? Просто Фаина была первой, потому и запомнилась.
Собственно, я помню только свой испуг, оглушительный, долго не проходивший
ужас. Никакой картинки в памяти не осталось. Потому что выглядит это всегда
одинаково...
Нет, что-то там все-таки есть, за сугробами. И это не собака. Не стоит
себя обманывать. Оно снова появилось, Оно упорно следует за мной и
высматривает себе добычу.
Нашу добычу.
Потому что убивает Оно только в моем присутствии, только у меня на глазах.
Словно пытается сделать мне приятное.
Но я не хочу! Не желаю, чтобы из-за меня кто-то умирал! Уехать! Срочно
убраться куда-нибудь к черту на кулички, чтобы не видеть ни одного человека.
Чтобы этой сволочи некого было убивать!
Хоть это ужасно красиво...
Альберт Витальевич Щедринский дернул за черный шарик. Бачок всхлипнул и
залился весенним журчанием в невыносимом мажоре. Альберт Витальевич торопливо,
пока не кончились завывания воды, разворачивал хрустящий целлофан. Руки
дрожали.
- Нашел во что фасовать! - шептали губы в унисон с посвистом затихающего
бачка.
Целлофан раскрылся, но порошок, расползшийся по мятым складкам был
по-прежнему недоступен.
- Чтоб у тебя руки-ноги отсохли! - обиженно хныкал Щедринский, дрожа от
нетерпения и страха.
Ему казалось, что невесомый лист вдруг вспорхнет с ладони и улетит,
втянутый в ненасытную ноздрю унитаза. Левая рука прокралась во внутренний
карман серебристого концертного блейзера и вытянула зеркальце. Некоторое время
Альберт Витальевич бессильно смотрел на трепещущий лист целлофана и зеркальце,
в котором мелькали огненные зигзаги. Лампочка никак не хотела замереть под
потолком и отразиться в зеркальце как следует.
- Нет, не могу, - простонал Щедринский, - просыплю!
Он медленно, боясь вздохнуть, повернулся и с тоской посмотрел на
шпингалет. В одной руке зеркальце, в другой - драгоценный лепесток целлофана.
А чем же дверь открывать? Альберт Витальевич попытался сдвинуть шпингалет
углом зеркальца. Дверь кабинки неожиданно распахнулась, едва не смахнув
порывом ветра весь порошок. Зеркальце грянулось о кафельный пол и отразило
вместо одной лампочки целый десяток. Щедринский сунул порезанный палец в рот.
- Руки! Руки беречь! - неразборчиво крикнул он неизвестно кому.
Туалет был пуст.
- Наверняка ведь какая-нибудь сволочь припрется... - слабо простонал
Альберт Витальевич.
Но другого выхода у него не было. Дру



Назад