421fe297

Бацалев Владимир - Убийство В 'долине Царей'



Владимир Бацалев
Убийство в "Долине царей"
-- Здравствуйте, я в курсе вашего визита, -- сказала она
и, нажав какую-то кнопку, видимо, упреждающую, кивнула на
дверь. -- Входите, пожалуйста.
"Мне назначено, моя фамилия Варламов", -- так и осталось
во рту.
Директоров было двое, третий присутствовал в виде портрета
в траурной рамке на свободном столе. Периметр стен тоже был
завешан портретами, но лица на них выглядели, по меньшей мере,
странно: словно людей, их изображающих, перед съемкой жгли-жгли
и недожгли, бросили.
Мы представились почти официально, можно сказать, как на
допросе.
-- Поглощаев, -- сказал высокий.
-- Кашлин, -- словно поддакнул низкий.
Обоим едва ли перевалило за тридцать, как и мне. В
костюмах вид у них был солидный, но едва уловимые жесты с
головой выдавали, что в недалеком студенчестве один числился в
разгильдяях и постепенно одумывался, а другой собирал взносы со
всего курса и в каникулы ездил по комсомольским путевкам.
-- Вас рекомендовали как толкового, рассудительного и
честного человека, -- сказал Кашлин. -- Именно такой нам и
нужен.
Я промолчал, хотя чувствовал, что обязан ответить.
-- Милиция сама порекомендовала, -- сказал Поглощаев, -- у
нее руки не доходят до нашего дела. Но я не верю, я никому не
верю и правильно делаю. Думают, люди при деньгах -- сами
разберутся, а не разберутся -- значит, не захотели, испугались.
Кстати, сколько вы хотите за работу?
-- Сначала дело, -- выдавил я, помучившись сомнениями.
-- Все-таки хотелось бы поконкретней: на текущие расходы и
на гонорар в случае успеха, -- сказал Поглощаев.
-- Не стесняйтесь, называйте сумму, вам же за работу
платят, -- поддержал назойливого коллегу Кашлин.
-- Двести долларов на текучку и две тысячи в случае
успеха, -- выдавил я, хотя чувствовал, что надо вести себя
наглей: все-таки я сыщик, а не побирушка.
-- Почему доллары? -- удивились оба.
-- К тому времени, когда я за руку приведу вам
преступника, на гонорар в рублях, быть может, и коробку спичек
не купишь.
-- Хорошо, пусть будут доллары, -- согласился Поглощаев.
-- Вот трудовое соглашение, мы оформляем вас как рекламного
агента, распишитесь и спрашивайте.
Поскольку они так и не предложили мне стул, я сел
самочинно, без церемоний и сказал:
-- Я, конечно, знаю суть происшедшего, но хотелось бы
услышать эту историю не языком протокола, а в нормальном живом
изложении.
-- От кого из нас? -- спросил Кашлин.
-- Пусть любой говорит, а другой дополняет, или уточняет.
Можете наоборот.
-- Это случилось два месяца назад, -- начал Поглощаев. --
У одного из трех владельцев и одновременно исполнительных
директоров этой фирмы -- два оставшихся перед вами -- так вот,
у нашего подельщика, американца Джона Шекельграббера, украли из
машины дипломат с документами: американским паспортом,
водительскими правами, страховым полисом, чековой книжкой и
билетом до Нью-Йорка.
-- Ваня (так мы звали его между собой) собирался совсем
переселиться в Россию и летел за женой и сыном, -- объяснил
Кашлин. -- Его жена -- русского происхождения -- об этом
мечтала. Она и отправила мужа в Москву, как бы на разведку,
снабдив телефонами старых друзей. Сейчас многие бывшие
соотечественники так поступают: там зарабатывают тысячу
долларов, а здесь тратят миллион-другой рублей. Чем не бизнес?
-- Где стояла машина, когда украли документы?
-- У нашего подъезда, вон там, -- сказал Кашлин и ткнул
пальцем в стекло.
-- Билетом до Нью-Йорка потом кто-нибудь воспользовался?
-- спрос



Назад